Крымские каникулы.

Поездка 22.09.2018

Не успела оглянуться, как «зима катит в глаза», значит пора приниматься за описание наших летних поездок и не только. А тут еще все эти слухи, что после закрытия Google+, прихлопнут и Blogger. Говорят нужно проявлять активность в блоге. Буду проявлять!  Хотя за пять лет ведения дневника подобные слухи уже несколько раз будоражили мое воображение. В один из таких периодов я завела себе дубликат на платформе WordPress, так на всякий случай. Хотя там мне не нравится: время от времени шалит управление, много рекламы (не моей), да и  неуютно там как-то.
А начать я хочу с самой продолжительной поездки за последние два года. Нам удалось устроить себе каникулы аж на девять дней!


И мы отправились в Крым. Ваня запланировал посмотреть столько, что будь его воля мы бы зависли там на месяц. Но несмотря на ужасное несоответствие между свободным временем и количеством желаемых впечатлений, успели многое. Начали с Генеральских пляжей. Это самое близкое место к Крымскому мосту, а если учитывать что выехали мы в ночь, то и лучшее, для отдыха после трудной дороги. Подробно описывать не буду, ехали кратчайшим путем через Краснодар и Славянск-на-Кубани.  Схемы проезда к заветной цели в сети я не нашла. Вот чем, кстати, была сильно удивлена, так это небольшим количеством рассказов автотуристов. В основном выложена информация такого толка: подъехать на автобусе до какого-либо населенного пункта, а потом пешком. Как альтернатива, местный «джиппинг» на УАЗиках. По мере сил буду исправлять.
Мост миновали на рассвете, Керчь проскочили не заметив и на первом же увиденном нами повороте, свернули в сторону Азовского моря.

Утро было холодное, местами стелился туман, такой мы видели только в северных широтах. Стекла в машине внезапно стали запотевать, да так быстро, что казалось это туманная дымка просочилась в кабину. Затем покрылись влагой зеркала. Причина сего непонятна, а потому таинственна. Немного покружили по разбитым дорогам, полагаясь на Навигатор, который разумеется завел на закрытый  железнодорожный переезд. Совсем уж было собрались форсировать рельсы, но заметили местных, которые проезжали под невысоким технологическим мостиком. С большими предосторожностями протиснулись под ним и мы. В каком населенном пункте это было спросонья не запомнила.  Одно могу сказать точно более-менее нормальная дорога проходит через Багерово, Чистополье и выводит к поселку Золотое. Именно через него мы пробирались к Генеральским пляжам. Поворот на грунтовую дорогу  координаты N 45°25.555′ E 36°04.883′. Дальше начинаются заповедные земли Караларского национального парка, по дорожкам которого бегают непуганые фазаны.

Про заповедники и национальные парки Крыма я, пожалуй, посплетничаю позже. Очень уж  много там непонятного. А сейчас, хочется о пляжах. Генеральскими их называют еще с советских времен. Очень уж тогдашние генералы любили инспектировать военные гарнизоны, базировавшиеся на этой территории. Сейчас милитаристы «отступили» и мы можем отдохнуть в этих замечательных бухтах, которые протянулись почти на 30 километров между поселками Курортное и Золотое.

 Дорог в этих местах накатано великое множество, как и по всему Крыму, но не все они проходимы, с этим мы сталкивались там очень часто. Как и с табличками указывающими, что эти территории принадлежат национальному парку. Я очень не люблю, общаться с егерями, они портят мне настроение, поэтому мы поискали бухточку на въезде в которую никаких табличек не было. Нам повезло уже на второй попытке.

Быстренько позавтракали, поставили палатку и рухнули спать.

На этот раз ночная дорога далась мне нелегко. Несколько ночей до этого плохо спала, да и вставать приходилось рано, видимо, поэтому я то и дело засыпала в машине, невзирая на громкую музыку. Отлично выспавшись, практически на пустом пляже (парочка рыбаков, да палатка с туристами метрах в двухстах от нас), отправились осматривать бухту.


 Места там сказочно красивые.


 Море очень мелкое, а пляж усыпан ракушками.



Палатка стояла у «самого синего моря».

Первый день каникул прошел просто прекрасно. Купались, лакомились чебуреками, которые у меня теперь прочно связаны с морским отдыхом. Лепить их правда пришлось в палатке, из-за легкого ветерка, который норовил сдуть в море всю имеющуюся у меня муку.


 А еще у нас обновка, такая вот забавная гейзерная кофеварка.

Приготовить в ней можно не просто кофе, но и капучино. Я наслаждаюсь!
В лучах закатного солнца, скалы приняли другие очертания. Я славно позабавилась, наблюдая, как фигурка диковинного зверька превратилась в «перст указующий».

Ну а на воду и небо можно смотреть без устали.

У нас даже костерок был, на пляже.

Светящееся синим чудище — это я дочитываю очередное дурацкое фэнтази с телефона. Совсем обленилась, есть же хорошая электронная книга с нормальным шрифтом, но в нее нужно специально закачивать файлы, а перед этим внимательно отобрать желаемое. При таком раскладе шанс отыскать хорошую книгу увеличивается в разы. Но на телефоне проще, открыл что-нибудь из предлагаемого и все, уже читаешь. Но, по большей части, это чтиво сразу забывается.
Переночевали и в путь, нам нужно многое успеть. По соседству с нашей лагуной киношники в 2016 году снимали фильм «Скиф». Они знают толк в красивой натуре. Еще и декорации кое-какие остались.  Едем смотреть. У нас потихоньку собирается коллекция таких мест.

 Координаты N45°28’06.2″ E 36°09’53.6″ Подъехать к этой лагуне сложновато, зато их там две.
Правая совсем крохотная и менее живописная. 

 А в левой построены декорации очень даже симпатичные. Жаль не все уцелели, говорят там еще дом был, но его сожгли.

 Сейчас за декорациями присматривают, то ли добровольцы, то ли просто желающие отдохнуть в замечательном месте, заодно и защитить постройки от вандализма.
Мы видели двух девушек, расположившихся там довольно основательно. С большим газовым баллоном, кроватями, тачками и прочим хламом, делая невозможными съемки со стороны двора.

 Но самое, на мой взгляд, замечательное в этой лагуне — скала  Динозавр.

Если смотреть со стороны пляжа, она менее похожа на ящера, зато заметно, что голова держится каким-то чудом.

Полюбовались. Едем дальше. Как мы думали смотреть мыс Меганом.
Но неверно записанные координаты и… мы приехали в Артек! Там точно этого мыса нет. Немного пошумев в машине  по поводу гаджетов, которые то и дело заводят тебя  куда не надо, мы изменили маршрут и отправились исследовать старую бахчисарайскую дорогу. Название конечно звучит романтично, на самом деле это единственная дорога, которая ведет на Ай-Петри. Мы на нее заехали из села Виноградное.
 Координаты поворота N 44°28’48.86″ E 34°07’56.78″
Дорога очень красивая, но асфальт весь в ямках и дырках. Ну как так, тысячи людей туда прутся, без опыта езды по горным серпантинам. А ведь там 280 поворотов, есть очень даже впечатляющие.

На вершине Ай-Петри нас встретили какие-то безумные люди, кинувшиеся под колеса, отчаянно махая руками. Ваня еле успел затормозить. Оказывается, это бизнес такой: они приглашали нас к себе на парковку. Мы впечатлились. Покружив по вершине, разобрались с диспозицией, но гулять не стали. Вечерело, стало прохладно. Пора было задуматься о ночевке. Планируя поездку мы, как наивные создания, размышляли так: плато громадное, неужто там не найдется маленького клочка земли для нашей палаточки. Ан нет! Именно здесь меня настиг острый приступ когнитивного диссонанса. Вершина Ай-Петри это Ялтинский горно-лесной природный заповедник. Грунтовок там наезжено немерено, но все перегорожены шлагбаумами, остальное пространство украшено жуткими табличками «Особо-охраняемая зона». «Осторожно шипы». При всем этом построены жилые дома, парковки, какие-то недоразвалины кафе и ресторанов, всюду лошади, рынок, канатка, УАЗики, автобусы. Квадроциклы! Да, да именно на них по лесу предлагаются экскурсии. Я видела что происходит с лесными дорогами после этих монстров. И все это великолепие в Особо-охраняемой зоне!
Мы решили спуститься ниже и выехать из зоны заповедника. Километров через 20 нам удалось найти открытый шлагбаум,  даже без устрашающей таблички. Покружив немного по грунтовым дорожкам мы, к своему удивлению, нашли место, оборудованное под стоянку. Под громадными буками были устроены лавочки, столик, там же обнаружился и металлический каркас для туристической бани.
Чтобы не наносить вред природе, на этой оборудованной площадке мы и заночевали.
Продолжение следует…

Реклама

Платье на выпускной.

Эх, давненько  не брал я в руки шашек…
В последние годы я не шила ничего сложнее футболок, совсем сноровку потеряла. А тут платье на выпускной бал. В этом году моя девочка закончила 11 класс. 


Я не планировала ничего шить, но так получилось. Платье в которое Катя, сразу влюбилась увидев в интернет-магазине ASOS, мы купить не успели.Эту модель раскупили очень быстро. А больше ей ничего  не нравилось. Конечно, если бы я не увидела в магазине отрез сетки с вышивкой, элементы которой можно вырезать и нашить как тебе хочется, придумали что-нибудь другое. А так решили взять за основу магазинное платье, а дальше уж как пойдет.

 И началось… Шила по вечерам после работы, а при искусственном освещении совершенно не видно разметки. Изощрялась как могла раскладывая платье то на белую ткань, то на черную, смотря где лучше видно. Котик усиленно помогал. Приходилось изгонять его из мастерской с боем. Иначе, не успею разложить платье, как он тут как тут. Хорошо сетка попалась довольно крепкая, следов от когтей почти нет. 

Но насколько я отвыкла от шитья сложных вещей: бесконечные примерки, пробники. Кошмар! Сейчас страшно вспомнить. Сначала сшила пробник верхнего платья, откорректировала выкройку, затем кроила, подбирала швы, чтобы выглядело аккуратно, ткань ведь прозрачная. Затем начались мучения с вышивкой. Катя вырезала все элементы, сделала «макет», что куда пришивать.

А на примерке оказалось, что планирование и реальность две большие разницы. Переделали. С рукавами было еще веселее. Только четвертый вариант оказался удачным. Вырезанные элементы пришивала, частично на машинке, на свободном ходу, частично руками. Корпела несколько вечеров.

Потом взялась за нижнее платье. Для него был куплен плотный шелк. Сложность была во внутренней начинке. Хотелось открытую спину, но чтобы бюстгальтер нигде не был виден. 

Как я умудрилась вшить его в платье, сама не знаю. Перечитав и пересмотрев кучу мастер-классов, отшив два пробника, каким-то образом сумела. Домашнее фото оставляет желать лучшего, хотя и школьные так себе.

Хочется проехаться по поводу выпускных вечеров. Начинаются они теперь глубокой ночью. Зачем непонятно. Но фотографий при дневном освещении у нас нет.

В этом году наша школа не смогла придумать ничего более оригинального, кроме как, устроить пародию на вручение Оскара. Тут тебе и красная дорожка, и номинации.

Вручение аттестатов, грамот и статуэток продолжалось около четырех часов.

 То еще удовольствие. Устали все и дети и родители.

На экране, в очках тоже Катя. Номинация «Мисс оригинальность»

Чествование только изредка прерывалось речами, танцами и песнями.

Около часа ночи вздохнули с облегчением: торжественная часть закончилась. 

Все спустились  на первый этаж, где на небольшой площади расположили столы для перекуса и танцевальную зону. Собственно на танцы времени детям почти и не оставили. Пока поели, потом конкурсы, а в пять утра все заканчивается и родители должны забрать детей. Сами они никуда ни-ни. Моя сбежала оттуда уже около трех утра. Такой вот выпускной получился.

На скорую руку.

Не так давно сшила я себе новую сумочку. Просто лаконично и удобно.



Получилась отличная летняя сумка, даже сама не ожидала. Сшила за пару вечеров. Материалы нашлись в шкафчиках и коробочках. Некоторые ждали своего часа много лет. 
Основная ткань- холст для рисования. Экологичненько так смотрится. Жаль не очень прочный, быстро протирается. Я уже когда-то шила из него сумочку. Ну на сезон хватит и ладно. Выглядит она не очень большой, но тем не менее, мой lunchbox туда чудесным образом помещается.

Подкладка тоже из запасов. Ситчик еще советских времен. Как всегда простегала с синтепоном.

Карманов сделала много, одно время я их не шила совсем. Предпочитала мелочевку носить в органайзере. Теперь все по-другому и в кармашки кладу телефон, ключи, да мелочь на проезд.
Украсила сумочку бусинками и помпонами.

Выглядит забавно и не скучно. Как-то по-летнему.

Василий, как всегда, участвует во всех забавах. Как он до сих пор не отгрыз помпоны, не знаю. Я не всегда убираю сумку в шкаф. То ли я крепко их пришила, то ли у него других дел хватает.

Дорога одиннадцати мостов.

Три дня июньских праздников мы не могли провести дома. Хотя и не отмечаем День России, все же воспользовались государственной щедростью на дополнительный выходной. Для поездки выбрали западный склон Эльбруса с малоизвестными теплыми источниками, которые величают Карачаевские Джылы Су. Второе название  Тохтар-нарзан. В отличие от балкарских источников, к этим не проложили асфальт, да и в сети они не разрекламированы, хотя в сезон  там много людей. Нам как всегда «повезло», народу было мало, да что там говорить практически никого не было. Причина проста, дожди и холод. Прогноз сильно не радовал: ливень, температура днем не выше 13 градусов, а ночью 6-7. Но мы так долго откладывали поездку из-за погоды, да и сыну давно обещали экскурсию в горы, что рискнули поехать и не пожалели.

Дорога да аула Хурзук, для нас привычна и обыденна, но детям все было в диковинку.  Фонтанчик, бьющий много лет на обочине дороги в окрестностях станицы Исправной.
Сбор чабреца, когда над полем стоит густой и сладкий аромат цветов, и местные, которые теперь не собирают его руками, а косят триммером. 
Окрестности Карачаевска с диковинными скалами и «Чертовой мельницей».
Коровы уникального окраса, под бультерьера.
Ну и, конечно, горные дороги с полуразрушенными мостами.  Асфальт закончился в Хурзуке, дальше только грунтовка. Готовясь, к поездке я перечитала всю довольно скудную информацию, повторю вкратце: в ауле нужно повернуть налево на неприметную горную улочку. Дорогу мы спрашивали у местных, но на обратном пути координаты я записала: N43°25.756′ E42°09.125′
Ориентиром может также служить вот этот батыр. 
Это Боташ, карачаевский охотник, который считается основателем аула. Около семисот лет назад, охотясь в горах он, приметил эту долину и уговорил сородичей поселиться здесь.  О самом ауле и его окрестностях я упоминала уже не  раз. Памятник стоит пред развилкой, нам снова налево. Дорога направо, через мост ведет в другие интересные места, но мы там еще не были.
Собственно отсюда и начинается путь к источникам. Вот и один из первых мостов.
Пришлось тщательно осмотреть, кое-где подложить дощечки и осторожненько форсировать.

Теоретически был вариант переправиться в брод, но увы, не в это время года. Активно начали таять запасы снега и льда в горах, и уровень воды в реках сильно поднялся. Красиво конечно, но для переправы не годится, снесет как щепку.
Еще один.
Вообще, мосты были на любой вкус: трухлявые деревянные, покосившиеся бетонные, но в основном из бревен и досок, которые иногда сцеплены металлическими тросами.

Наконец, последний одиннадцатый и мы выбираемся из узкого ущелья на простор. 
Жаль только, что погода, которая вначале радовала нас солнышком испортилась еще в Хурзуке. Моросящий дождик помешал как следует пообедать и начал придавать детям слегка бомжеватый вид, за счет пластиковых ботиков, которыми мы с ними щедро поделились.
Купленные давным-давно, ботики оказались очень удобной обувью. Легкой, непромокаемой и довольно теплой. Ваня, правда, предпочитает кроссовки с мембраной, а я по утрам, по мокрой траве с удовольствием таскаю пластиковые башмачки. Олежке и Оле они тоже пришлись по вкусу. Вообще, об одежде и детях хочется много чего сказать. Перед поездкой, звоню сыну и рассказываю, что погода будет плохая, в горах особенно вечером  очень холодно, нужно взять побольше теплых вещей. Когда я попыталась огласить весь список нужной одежды, перечисляя теплые носки, шапки, он сломался и сказал, что Оля возьмет зимнюю куртку. Как оказалось, из всей моей пламенной речи сын запомнил, что мы едем на теплые источники. Поэтому они взяли купальники и сланцы, в основном.
После последнего мостика, дорога начала резко набирать высоту. 


 Время от времени, между туч проглядывали вершины гор покрытые снегом.

Здесь уже грунтовка отличная, крупных камней и ям нет, единственная засада, это подъезд к вот этой громадной поляне. После дождей, раскисла земля, так что Ваня погонял по грязи немного, так в свое удовольствие.
Добрались туда уже в сумерках. Высота 2700, мы не ожидали, что будет так высоко. К удивлению, все хорошо себя чувствовали. Правда, сильно не гарцевали, одышка все же ощущалась. Едва отговорили Олега от бани, есть возле источников несколько строений где можно остановиться пожить, там ему и баню предложили. Конечно, он замерз. Маму слушать надо… в любом возрасте, по крайней мере, пока она не в маразме.
 Расположились мы вольготно, места хватало. Были единственные соседи, с палатками метрах в двухстах от нас.
На фото все так благостно, потому что снимок был сделан ранним утром, а вечером было немного по-другому. Холодный ветер, время от времени начинал моросить дождь, темнотища кругом.  Происходили и более интересные вещи, с которыми мы раньше не сталкивались. Максимальная высота, где нам приходилось ночевать это плато Бермамыт высота 2580, там все было нормально, хотя костер мы там не жгли. Здесь же началось с того, что перестали работать газовые и бензиновые зажигалки, а костер еле тлел. Как мы умудрились пожарить шашлык не знаю. В этот раз готовили его не на решетке мангала, а на шампурах.
А самое ужасное — отказала наша газовая плита. Случай небывалый. Столько лет с нами… верой и правдой… ни забот ни хлопот… Это все про нее, да в ней ломаться нечему. Ан нет, газ из баллончика выходит, а на горелку не поступает. Я в шоке, мы с двумя ночевками, как же чай, кофе и супчик, непонятно. Голод! Это с таким-то количеством мяса, колбасок и овощей, которые мы прихватили с собой. Особенно постарался Олежка, взял столько шашлыка, что его еще дома доедали. Но безвыходных ситуаций не бывает. Разожгли мангал, поставили на него чайник и все у нас получилось. Утром, кстати, я первый раз в жизни жарила яичницу на углях. 
К моей великой радости, стоило нам спуститься немного ниже, как плита сама собой починилась. Видимо, на такой высоте в ней происходили какие-то таинственные процессы, так и оставшиеся для нас загадкой.
Ночь прошла спокойно, никто не замерз, хотя утром на траве была изморозь. Но яркое солнышко быстро высушило травку. 
А мы смогли полюбоваться пейзажами и гостями. Еще с вечера обратили внимание на громадное количество сусликов, обитающих в этих местах.Такие симпатяги!
В машине то и дело раздавались крики : 
— Смотри, смотри, суслик! 
— Где? Не вижу!
-Да, вон через дорогу побежал…
Сын с невесткой их видели первый раз. Восторгу не было предела.
И вот утром сидим тихонечко пьем кофе,  наблюдаем, как отчаянной смелости Сусл, крадется к сковородке, думая что его, никто не видит.


Наверное, запах масла его так сильно манил, что все страхи отступили. 


Молодчина, позировал нам от души, за что был накормлен сыром, мясом, черешней и еще чем-то, до отвала.
Солнышко припекало все сильнее и мы, свернув лагерь, полюбовались на Эльбрус и его окрестности, отправились к источникам.

Карачаевские теплые источники, в отличие от своих Балкарских побратимов находятся в домике, под пластиковой крышей. Несколько строений, некоторые из них не достроены, некоторые после зимы  не приведены в порядок, да и бассейн почищен был только один. 
Координаты N43°24.291′ E42°21.119′


Внутри очень чисто и тепло.
Ну относительно тепло. Хотя даже я, мерзлячка смогла окунуться. Потом только сообразила: в закрытом помещении нет движений воздуха, поэтому вполне комфортно заходить в воду и выходить из нее. Олега, загнали пинками, мотивируя тем, что он еще с вечера рвался купаться, а «за базар надо отвечать». Оля смогла только помочить ножки, не снимая куртки. Бедная девочка, вечером крепко перемерзла. Температуру воды мы не замеряли, по ощущениям градусов 15. Если сравнивать с водой в горных реках, это безусловно, теплые источники.
После нарзанных, ванн отправились гулять дальше.
Речка Битюк-Тёбе-Кол, берущая начало на склонах Эльбруса. С тюркского переводится как «ущелье у высокой (великой) вершины».
Снова крадемся по горной дороге. До Хурзука  около 18 километров  и те же 11 мостов, так что дело это небыстрое.


 Оглядываясь назад, можно сказать, что дорога не представляет сложности, за исключением мостов. Да и они вполне проходимы, лишь добавляют адреналина.

Следующая долина, куда мы заглянули это Узункол. Была идея расположиться, на ночевку на том же месте, где мы останавливались в октябре прошлого года.  Но не получилось. Здесь так, либо ты любуешься на кипящую воду, либо брод едва замочив колеса.

Погода в эту поездку баловала разнообразием от холодного дождика до ясного солнышка. Зато не приедается. Одно и тоже место каждый раз выглядит  немного по-другому.

 Ваня промеряет фарватер: пройдем, не пройдем. Ближе к противоположному берегу, уровень воды был выше середины бедра, а скорость течения в этом довольно широком месте, такая, что едва не сбила его с ног. Вывод неутешителен, не проедем, снесет. В лучшем случае поплывем.

Осень прошлого года. Почувствуйте разницу.
Пришлось вернуться немного назад и стать лагерем в неинтересном месте. Долина узкая и с местами там сложно. Зато вечером посидели у костра, было тепло и уютно.
Детям пришлось подстраиваться под нашу непоседливость и желание показать им как можно больше красот. Утром следующего дня повезли их смотреть висячий камень.

Заодно заглянули в долину реки Чиринкол. Ваня долго бурчал, что забыл про эту неисследованную  долину, что нужно было ехать ночевать сюда, а не соваться в Узункол. Помнится, в прошлый раз нас остановила плохая погода. 
Место действительно замечательное.
А поскольку пишу я гораздо медленнее, чем мы ездим, могу сказать, что обследовали мы ее. Это удивительно красивое место, жаль, что добраться туда сложно.
Отсюда уже началась обратная дорога.  Ну что же, всего три выходных дня, а посмотреть успели очень много.
А еще, вволю пообщались с детьми. Современный темп жизни оставляет так мало времени на приятные посиделки с родными тебе людьми.

Ускользающая пенсия.


Последнее время я успокаивала себя тем, что потерпеть осталось один год, а потом у меня будет хотя и небольшой, но стабильный доход. И я смогу или снизить нагрузку или вообще сменить профессию. Больше 25 лет работы бухгалтером. Чувствую, что достигла предела. И тут радостная новость. Мы будем работать вечно. Причем непонятно где и за какие деньги. Оценивая рынок труда у нас в городе, зарплаты абсолютно всех профессий: уборщиц, менеджеров, продавцов, бухгалтеров, ветеринаров, стоматологов колеблются в рамках 18-25 тыс.руб. Малый бизнес, который давал рабочие места, бесславно скончался еще лет пять назад. Производства в городе практически нет.
Закон сохранения энергии никто не отменял. А если вкладывать деньги в олимпиады, войны, футбол, но не в экономику он сработает. Вот и получилось, что не по Хуану сомбреро. Боюсь, что от большого желания поиметь денег еще и еще, правительство увидит другой результат. Оно вообще не получит никаких налогов, белая зарплата исчезнет, зачем она нужна. Поколение работников 90-х умеет многое, в том числе и тихо саботировать, а не стучать касками на площадях.
Единственная статья, в которой хотя бы немного анализируется ситуация, а не просто приводится цифра сколько денег получит правительство в результате новой реформы. Хотя и не без популизма.



Оксана Дмитриева: Пенсионная реформа в первую очередь ударит по работникам начала 1990-х

От повышения пенсионного возраста и реформы накопительной пенсии первым пострадает поколение, которое начинало трудовую биографию в конце 1980-х и начале 1990-х. И государство не встретит от них сопротивления, считает бывший министр труда и соцразвития России.
Оксана Дмитриева: Пенсионная реформа в первую очередь ударит по работникам начала 1990-х

Евгений Павленко/Коммерсантъ
В день, когда всё внимание было приковано к чемпионату мира по футболу, премьер-министр Дмитрий Медведев объявил о повышении пенсионного возраста до 63 лет у женщин и 65 лет для мужчин. У последних сейчас это средний возраст дожития. По его словам, это позволит направить дополнительные средства на увеличение пенсий сверх уровня инфляции. Параллельно готовится внедрение индивидуального пенсионного капитала вместо замороженного накопительного элемента страховых пенсий. Нововведения для «Фонтанки» оценила депутат Законодательного собрания Петербурга и экс-депутат Госдумы Оксана Дмитриева.
— Как вы относитесь к повышению пенсионного возраста?
– Отрицательно. Считаю, что для этого нет ни демографических, ни социальных, ни экономических предпосылок. В странах, которые рассматривают аналогичную реформу, продолжительность жизни выросла на 17 лет. У нас же продолжительность жизни увеличилась только по отношению к спаду 1990-х годов. Но в более длинной перспективе она лишь на несколько лет больше, чем была в середине 1960-х. А если мы посмотрим смертность в трудоспособном возрасте у мужчин, то увидим, что она в три раза больше, чем была в шестидесятые годы, когда, собственно, и сложилась та пенсионная система, которую сейчас хотят коренным образом поменять.
Кроме того, чтобы получить ощутимый фискальный эффект от того, что повышается пенсионный возраст, даже если резко его изменить, потребуется 5 – 6 лет. А если это осуществляется плавно, как предполагается сейчас, то реальный фискальный эффект будет получен лишь на 15 – 16-й год реформы.
— Продолжительность жизни не растет, а пенсионный возраст вплотную двигают к её пределам. Особенно у мужчин. Люди будут умирать, не дожив до пенсии?
– Я думаю, что это будет очень большая проблема для очень и очень многих людей. Особенно при нашем уровне здравоохранения. Да вообще, как можно было до такого додуматься: предлагать установить пенсионный возраст для мужчин в 65, когда у нас средняя продолжительность их жизни, по-моему, 64 года? Значит, в среднем мужчина вообще не будет доживать до пенсии?! Что же это такое?! Опять же люди умирают не случайно, а из-за высокой заболеваемости. Продлим до 65 лет, и люди у нас будут массово уходить на пенсию до этого срока по инвалидности или просто не доживать.
— После 50 лет найти работу очень сложно. Как решить эту проблему?
– Никак. У нас нет для этих людей такого количества рабочих мест. Особенно для поколения, которое первым подпадёт под повышение пенсионного возраста, возрастная когорта 1963 – 1968 годов рождения. Это поколение, которое практически сразу после окончания вузов, техникумов и профтехучилищ в связи с обрушившимися на страну пертурбациями, пошло, условно говоря, «в ларьки». У них нет уникальной квалификации и отработанных трудовых навыков даже по тем профессиям, по которым они обучались. У многих огромный период нелегальной занятости девяностых годов, а у целого ряда и в более позднее время. И это не потому, что они такие незаконопослушные, а потому что к таким переменам, которые произошли, никто не был готов – ни страна, ни люди. Советского трудового стажа нет, а у некоторых полное выпадение постсоветского трудового стажа. Профессиональная яма. У этих людей будет все очень сложно с рабочими местами, на которых они должны дорабатывать свой увеличиваемый возрастной пенсионный ценз.
Это получится самая уязвимая в возрастном плане группа людей, поскольку в профессиональном плане в более выигрышном положении оказываются как те, кто младше, так и те, кто старше (от 60 лет) их. И те, и другие имели возможность состояться в той профессии, по которой учились, и с документально подтвержденным трудовым стажем у них лучше. Так что поколение начавших трудовую биографию в лихие 1990-е испытает на себе очень сильный удар.
— Как будет развиваться ситуация на рынке труда?
– Страны, которые, по советам МВФ, увеличили пенсионный возраст, и Греция, и Франция, столкнулись с потрясающей безработицей среди молодежи. Потому что там соблюдали законодательство, и старшее поколение, занявшее рабочие места, не спешило их освобождать. У нас же или возрастные сотрудники будут сидеть без дела, или молодежь не найдет себе рабочего места.
— На поколение лихих 90-х наложится еще и неэффективная работа накопительной части пенсии?
– Поколение, начиная с 1967 года рождения, попадает в полном объеме под обязательный накопительный элемент, который существовал с 2002-го по 2014 год. Деньги, которые туда отчислялись, полностью обесценились. Поэтому у этой возрастной когорты, при прочих равных, пенсия, даже когда они на нее выйдут, будет существенно меньше, чем у граждан более старшего возраста, у которых была преимущественно страховая часть пенсии, а накопительной не было. Мало того, что у них за счет накопительного элемента размер пенсии изменился, так и эту обесценившуюся пенсию они получат на 5 – 8 лет позже. Именно это поколение можно смело назвать «пенсионными страдальцами».
— Предлагаемый индивидуальный пенсионный капитал – это то же самое, что накопительная страховая пенсия?
—  Накопительный элемент и страховая пенсия – принципиально разные пенсионные системы. Математически доказано, я этим занималась много лет, что в общенациональном масштабе обязательная накопительная система заведомо менее эффективна, чем страховая. Есть и практическое доказательство. За 12 лет (с 2002-го по 2014 год) отчислений на накопительную часть пенсии среднегодовая средневзвешенная доходность по пенсионным накоплениям составила 6%, инфляция – 10%, а индексация страхового пенсионного капитала в среднем – 19%. Поэтому накопительный элемент должен существовать исключительно как дополнительный, добровольный и необязательный. А предлагаемый индивидуальный пенсионный капитал – это тот же накопительный элемент, только «вид сбоку».
— Кто заинтересован в том, чтобы накопительная часть оставалась?
– ЦБ, Минфин, НПФ, банки заинтересованы в том, чтобы создать такую пенсионную систему, чтобы за счет обязательных пенсионных средств граждан подпитывать банковско-финансовую систему. Для них это «дармовые» деньги. Даже по действующему закону никто не отвечает за доходность по накопительной части пенсии. Даже если она будет нулевой. В отличие от страховой пенсии. Поэтому, когда люди с обесценившимися деньгами будут выходить на пенсию через 10 – 15 лет, никто за это отвечать не будет. Более того, никто не будет обязан индексировать накопительную часть пенсии. Будет положительная доходность – будут индексировать. А на нет – и суда нет.
— Что надо изменить в пенсионной системе, чтобы она работала эффективно?
– Надо было не замораживать, а просто отказаться от обязательного накопительного элемента. Все обязательные выплаты должны идти на выплату текущей страховой пенсии. Накопительный элемент – только на добровольной основе. Ввести налоговое стимулирование отчислений на накопительные пенсионные системы.
Надо решить вопрос, что делать с пенсионными деньгами, которые накопились на счетах. Эти деньги полностью обесценились. Доходность была существенно меньше, чем индексация по страховой части. Надо ввести право добровольного выбора конвертации накопленного пенсионного капитала в страховой, с соответствующей переиндексацией. Фискальный эффект будет получен моментально — дефицит пенсионного фонда будет закрыт.
Также надо снять предельные ограничения по заработку, с которого уплачиваются страховые взносы. А солидарную часть страховых взносов на пенсионное обеспечение сделать прогрессивной. Это позволит в полном объеме восстановить льготы по страховым взносам для малых и инновационных предприятий.
Необходимо отказаться от дискриминации работающих пенсионеров по индексации и учету заработка для начисления пенсий и адаптировать формулу расчета пенсий. А также учесть давно требуемые изменения по учету заработка и стажа по периодам до 2002 года. Учесть тот факт, что на пенсию выходят возрастные когорты, не имеющие льгот, как ветераны войны и труда.   
— Позволит ли это довести пенсии до 2 – 3 прожиточных минимумов?
– В России должна выполняться конвенция МОТ (Международной организации труда) по норме замещения. Это отношение средней пенсии к средней зарплате. Международная норма – 40 процентов. Во время кризиса коэффициент замещения снизился до 34%.  В 2010 году он доходил до 36 – 37%.  Самым низким он был в 2007 году — 23%. В советское время около 40%. За рубежом, например в Швеции, он составляет 65%. Пока мы должны обеспечить то, что хотя бы прописано в конвенции МОТ — 40% от заработной платы. Соответственно, пенсии должны индексироваться как минимум так же, как растет средняя заработная плата. А у нас с 2014 года пенсии индексируются в два раза меньше, чем растет средняя зарплата.
— Могут ли люди, которые начинали работать в 90-е, выйти «стучать касками», как шахтеры, когда поймут, что больше всех пострадают от реформы?
– Как политик могу сказать, что поколение, которое начало свою трудовую биографию в конце 80-х и начале 90-х, которое примет на себя основной удар очередной пенсионной реформы, к сожалению, самое аполитичное и неконсолидированное. Старшие граждане выросли в трудовых коллективах, они сохранили разветвленную систему горизонтальных коммуникаций. Шахтеры стучали касками потому, что они были из одного трудового коллектива, часто с лидерами и устоявшимися связями. А поколение «пенсионных страдальцев» начинало свою трудовую биографию в ларьках, небольших фирмах, в условиях вынужденной нелегальной занятости. Поэтому у них возможности социальной мобилизации гораздо хуже, чем у старшего поколения, которое выходило на улицы, протестуя против монетизации льгот в 2005 году. Это с одной стороны. С другой стороны, оно хуже, чем у молодежи – поколения, которое выросло в социальных сетях. «Пенсионные страдальцы» не привыкли к политическому протесту и всегда считали, что им нет дела до государства – они все будут делать сами, и не очень рассчитывали на пенсию. Но получилось так, что, когда они сейчас достигнут пенсионного возраста, кроме как на пенсию, большинству из них рассчитывать не на что.
— То есть в правительстве понимали, что не встретят сопротивления и активного протеста граждан?
– Реформу отложили до послевыборного периода. Но я не думаю, что в правительстве так глубоко анализировали ситуацию. Они оценивают проще: «Мы слишком много тратим на пенсии, надо тратить меньше». При этом отказываться от накопительного элемента банки и НПФ не хотят. Они рассчитывали получать свыше 1 трлн.в год от накопительных взносов. А теперь не получают, но к «дармовым» деньгам уже привыкли. И облагать налогами высокие зарплаты и бонусы тоже не хотят. Поэтому и восторжествовала идея: лишить пенсии часть граждан за счет повышения пенсионного возраста. Понятный и самый простой путь.
Беседовал Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Февральские окна.

Поездка 24.02.2018

Как ни стараюсь я в своих заметках соблюдать хронологию поездок, не всегда получается. Вот и опять чуть не забыла о скромном пикнике в конце февраля.



По-весеннему пригрело солнышко и мы, недолго думая отправились немного развеется. В Арзызе  несколько раз за зиму побывали, а на этот раз решили навестить Аксаут. Далеко забираться не стали, проехали святой источник, и почти сразу обнаружили удобный съезд к воде и ровную площадку.

 К сожалению, пейзажи не баловали яркими красками. Но синее небо и ласковое солнышко вполне окупали  жухлую траву и грязноватый подтаявший снег.


 Тишина, умиротворение, что еще надо задерганному работой городскому жителю.

 Ну еще, наверное, порадовать себя вкусным мясом запеченным на углях.

 На этот раз решили взять «кебобиков», это наше семейное название незамысловатых полуфабрикатов. На самом деле это одна из разновидностей «люля-кебаб». Свино-говяжий фарш, завернутый в жировую сетку. Она не дает фаршу соскользнуть с палочки и  пересохнуть. Вкусно.

Наконец-то мы повторили восхождение к святому источнику. Гуляли там лет десять назад. Тогда еще не было ни бетонных ступенек, ни часовни у подножия горы.

 Говорят ступенек 400, очень может быть. Лестница и действительно длинная.

 Сверху открываются неплохие виды.

 Что еще изменилось: установили крест на самом высоком месте. По преданию тут, был монашеский скит, а некоторые источники утверждают что целый монастырь Святой Троицы. Но единственное что действительно достоверно, так это то, что там издавна, бьет родник. В народе считается целебным.

Три дня из жизни морских котиков.

Праздник Первомая в нашей стране традиционно отмечают ударным дачным трудом. Но есть счастливчики, у которых нет ни дачи, ни огорода. Вот они-то по-настоящему празднуют. Другими словами, ничего не делают, только вкусно кушают и сладко спят. Вот именно так в этом году мы отдохнули на Утрише.


Четыре дня совместных с мужем выходных, нельзя было не использовать, но везде еще прохладно, в горах местами лежит снег, вот и потянуло нас на юг к «теплому» Черному морю. Выезжать собирались в воскресенье рано утром, и как порядочные путешественники свое добро собрали и упаковали заранее. Часам к девяти вечера субботы все было готово, а мы полны сил и задора. «А не выехать ли нам в ночь?» Эта шальная мысль посетила нас одновременно. Не стали отказывать себе в таком скромном желании, заварили в термокружках кофе покрепче, и в путь.  Трасса свободна, Краснодар и Верхний Бакан проскочили без пробок, опасливо косясь на шеренги припаркованных на обочинах КАМЗов, с ужасом представляя себе, ЧТО будет, когда они встанут на крыло и стройными рядами потянутся в Новороссийский порт. Единственно чего я опасалась, так это серпантина из Абрау-Дюрсо до автокемпинга Дюрсо. По воспоминаниям, обочина дороги там размыта, в некоторых местах образовалась ступенька сантиметров так в двадцать, а разметка традиционно отсутствует. Но нам повезло, дорожники потрудились на славу и все хорошенько подлатали, но на краске для обозначения обочин все же сэкономили. В общем, весь путь одолели на одном дыхании, спать не хотелось совершенно. Отдыхать не останавливались, ну только если пару раз по естественным надобностям. На одной из таких остановок, слушали соловьев. Очаровательно! Обочина дороги, кустики… и такие сладкие трели! Ранним, ранним утром, только начало светать, мы добрались до поселка, ну думаем, мы первые приехали, или на худой конец, в первых рядах. Куда там, почти все побережье уставлено палатками. Как позже донесла разведка, народ начал съезжаться за неделю до майских праздников. Наше любимое место, с нежностью названное когда-то «Ранчо «Сытый енот», теперь стало легко доступно для любых автомобилей. Отдыхающие устроили к нему удобный подъезд, выкопав камни, вырубив кустарник. И, конечно же, оно было занято. Вначале мы немного расстроились, но потом  не жалели, что стали подальше от пляжа. 
Стоянка, которую мы облюбовали оказалась удобна, уединенна. Только одну ночь соседи, стоявшие в паре сотен метров от нас слушали музыку допоздна.
Ваня, опасаясь, ветреной и холодной погоды одолжил у приятелей  палатку-шатер. Купленная довольно давно, она тогда произвела на меня сильное впечатление. Красивая, большая, мы с мужем долго судили-рядили, нужна ли нам такая. Но останавливал ее вес и габариты.  В сложенном состоянии, она никак не могла поместиться в нашу тогдашнюю крохотную «Королу». Потом изменился и формат путешествий, мы все реже и реже зависаем на одном месте на несколько дней. Чаще так: одна ночевка и рванули дальше. Но вот на таком отдыхе, да еще ранней весной, это то что нужно. Во-первых нет необходимости весь хлам, убирать на ночь в машину. Все-таки какой-то кодекс чести, среди туристов, соблюдается. Взять что-то, лежащее просто так можно, ну там стянуть нашу любимую фляжку для воды, прихватив заодно мыльницу допустимо, а вот залезть в застегнутую палатку уже нельзя. Кстати, по той потерянной фляжке мы убиваемся до сих пор. Купленная когда-то в Финляндии, с широким горлом и отличным краником, она была настолько хороша, что достойную замену мы так и не нашли. К сожалению, такие больше не продаются. Во вторых, москитная сетка отлично защищает не только от комаров, но и смягчает легкие сквознячки, гуляющие по вечерам почти всегда. А от сильного ветра она и подавно защищает. Ну или почти защищает. Этот конструктивный недостаток наши друзья, заядлые рыбаки обнаружили сразу после покупки. Рыбачат они на степных водоемах, где сильные ветра не редкость, так вот, помимо неустойчивой конструкции, полотнища самого шатра пристегивались к каркасу только пуговицами, расположенными внизу. Ветер ее трепал и опрокидывал за несколько минут. Выход нашелся, просто по бокам  пришили молнии, вот с ними она и служит много лет верой и правдой, сохраняя тепло в стужу, защищая и от ветра, и от насекомых.
Как только определились с местом дислокации, быстро-быстро выпили по бутылочке   пива и за работу. Легко и непринужденно поставили свою палатку, с шатром пришлось повозиться, но недолго и наконец рухнули спать. Нескольких часов хватило для полноценного отдыха, потом гулять и смотреть на море.
Наконец-то увидели здесь зеленую траву, обычно к началу июня, открытию купального сезона, все выгорает. Нам даже закрадывались крамольные мысли в голову, вдруг она круглый год сухая и безжизненная.
В первый день вода была холодная, теплее чем в горных реках, но купаться не тянуло.
Ну а потом начались гастрономические радости. Планов было много и основная часть их зависела оттого будет рыба или нет. Утриш, это единственное место, где мы едим только что выловленную «свободную» рыбу, не выращенную на искусственных кормах.
Но начали все же с шашлыка и чебуреков. Хотя мы и взяли с собой автомобильный холодильник, но мясо лучше съесть раньше (что бы потом в него положить рыбку, и побольше, побольше).
Антрекотики в виде шашлыка приготовили на мангале и съели в первый же вечер, на на следующий день жарили чебуреки.
Готовлю я их здесь второй раз. Да и вообще, второй раз.Учтя предыдущий опыт, фарш приготовили дома, заморозили и уже на месте спокойно не торопясь, лепили и жарили. Взяли нормальную каталку ( в прошлый раз была бутылка из-под вина), кусок фанеры который в прошлой жизни был «планшетом для рисования», и даже колесико купили, для придания краям изделия аутентичных зубчиков.
 Дело это грязное, масло летит в разные стороны, после таких блюд кухню не отмоешь. Вот потому дома я ничего не жарю во фритюре. Да и для здоровья это не очень хорошо, а вот поесть чебуреков раз в два-три года, большой беды не будет.
Как только стабилизировали процесс: я леплю, Ваня жарит, к нам заявились гости. Пара мужичков в форме МЧС. Ну, думаю сейчас начнется… не так стоишь, не так свистишь и, вообще, зачем сюда приперся. А, может, денег надо пожертвовать. Но все обошлось, мужики увидев, что мы готовим не на костре, разочаровано так протянули: » А, вы на газе…» Вручили агитки с правилами поведения в лесу, в такие же завернули чебуреки, которыми мы их угостили. Жалко стало, время обеденное, а они листовки раздают.
После обеда, обязательно полежать нужно.
Гамак, кстати, новый. Довольно удобный, легкий, материал тоненький, продувается даже легким ветерком. Лежать в нем приятно, но лучше в более теплую погоду, нам же для комфорта пришлось подкладывать плед.
Ну и наконец рыбка. В первый же день мы скользящей рысцой побежали к рыбакам.
 Взяли окуньков на уху, немного погорячившись, купили столько, что и на пожарить хватило. 
Блюдо незатейливое, но очень вкусное. И наконец, любимое: барабулька.
Приготовленная на мангале, она просто восхитительна.  Вот так поочередно борясь то с голодом, то со сном мы проводили время.  
Я, конечно, лукавлю, еще мы гуляли, купались, правда, только Ваня. Я же, как он выразился, показала морю свой купальник. Дело в том, что первый день море было холодное, на второй,  в теплой воде купались медузы, в больших количествах. А на третий, в сторону берега подул ветер и пригнал с глубины ну очень холодную воду, а потом уже кончились выходные. Не успела…
Еще из традиционных занятий: у меня, новые книги и старое вязание (проект, как всегда, сложный и долгоиграющий), у Вани прогулка в заповедник. 
Ходить туда можно только после шести вечера, когда у егерей заканчивается рабочий день. Дурь такая, теперь они сидят в лодочке и целый день караулят, чтобы отдыхающие не гуляли по территории, днем. 
Это как с нашим котом: на стол лазить нельзя, но если никто не видит, то можно. Смешно, же, право. В местах обитания «одичалых», по прежнему все спокойно, но художников стало меньше, а может, краски подорожали.

 По сравнению с прошлой наскальной живописью, вообще ничего.


Озерцо, наполняемое зимними штормами.

 Оливковый полоз, говорят увидеть его большая удача. Я с таким утверждением, совершенно несогласна. Для меня увидеть любую змею — стресс.

Но Ваня же, наоборот, гонялся за бедной рептилией с фотоаппаратом.
Удивительно спокойный и размеренный отдых у нас получился. После всяких разных треволнений, угрызений, четырех месяцев напряженной работы, когда бухгалтерская отчетность этого года, следует сразу за прошлогодней, мне именно такой и был необходим. Почувствовать себя не оленем, вечно бегающим по лесам и тундрам, а всамделишным тюленем, вылезшим на берег вздремнуть и погреться под лучами не жаркого еще солнышка.

Каждой встрече с морем я до сих пор, радуюсь как в детстве. Оно всегда разное, ночью темное, на рассвете серебристое, такое я видела в этом году впервые. Вода мелькнула в просвете между деревьями,  когда на рассвете, мы кружили по разбитой грунтовке.

Отдых всегда быстро заканчивается, пора домой.
 Но мы еще не раз заглянем сюда.
 До свиданья Утриш!

Осетинское хюгге. Продолжение II.

Поездка 19.11.2017
Предыдущая поездка не только произвела сильное впечатление, но и наделила ощущением незаконченности. Конечно, смешно было бы ожидать от такой непродолжительной, экскурсии, что успеем осмотреть все достопримечательности республики. Потому так сильно и хотелось продолжения. Хотя дата в календаре  нашептывала, что мы сошли с ума, середина ноября, в горах давно и прочно должен лежать снег. Тем не менее решили рискнуть, не забыв взять с собой побольше теплых вещей, включая два комплекта спальников. Если замерзнем, будем спать в двух одновременно, вставив один в другой.

Но действительность превзошла наши скромные ожидания. Удивительно теплый и безветренный вечер. Млечный путь. Падающие метеоры, то ли Южные Тауриды, то ли Леониды, не столь важно, но ночное небо они сильно украсили. Так что на этот раз  все получилось как мы любим: и костер, и посиделки.
Ночевали на приглянувшемся в прошлый раз месте. Но  добирались туда  более коротким путем, из Ардонского ущелья, через поселок Верхний Унал.  Как только мы свернули с Е 50 в сторону Алагира, температура начала понижаться. Оно и понятно, поздний вечер, солнце давно село, середина ноября опять же. Когда термометр показал +2, я насторожилась и начала переживать что не захватила с собой парочку теплых пледов в довесок к пуховому и синтепоновому спальникам. А потом началось чистое наслаждение, чем выше мы поднимались, тем теплее становилось Удивительно, температура воздуха, на высоте около двух тысяч метров была 10°С. Было настолько тепло, что мы так и сидели у костра в легких куртках.  Утро. Те же пейзажи что и две недели назад, но такое не приедается.


 Поселок Холст. Странное место для поселка, какое-то неустойчивое, кажется сойдет лавина и нет его. Но он существует с середины XIX века, и только однажды, в 1922 году был полностью разрушен землетрясением. А так все спокойно, если не считать того, что сейчас считается нежилым.

 Собрали лагерь и снова в дорогу.

Люди странные существа, хотят всего и одновременно. С одной стороны, радует тепло и возможность путешествовать до глубокой осени (в нашем -то климате!), с другой — нужен снег. Отправились искать.
Вернее всего, заглянуть туда, где катаются на лыжах. Значит, Цей.
На повороте в Цейское ущелье увидели замечательную картину.
Я сразу вспомнила Радагаста из «Властелина колец». Странная ассоциация, но как оказалась правильная. Это Афсати, в осетинской мифологии владыка благородных диких животных.
Без его разрешения, охотник не может убить ни одного зверя. «Жертвой охотника бывает только тот зверь, которого сам Афсати уже зарезал и съел, а затем воскресил его». По преданиям, Афсати живет на вершине горы Адай-хох. Во многих фольклорных текстах он является сыном Солнца, у него семеро сыновей и дочь. Обычно изображается глубоким стариком с длинной белой бородой, сидящем где-то высоко на горе, откуда он следит за своими стадами. Взяла здесь.
Мы не смогли подобраться к нему поближе, и вот эта подробная фотография не моя. Ссылка.
А дальше уже только горы, ледники, снег.

 Интересное место, легкодоступное. Дорога отличная расстояние от Владикавказа около 100 км.  Но как горнолыжный курорт он не особо популярен.

 Судя по отзывам, сервис там скромный.

 Но горы очень красивы, правда, я видела не все, часть прогулки, профилонила и сидела в машине. То ли перепад высот, или еще что, но пришлось принять таблеточку от головы. Так что Ваня гулял один.

Вернулся сильно возбужденный, и раздосадованный своим»везением». Дело было так, когда мы подъехали к подъемнику он не работал, потому что туристов не было вообще. Пришлось идти пешком. Все заработало, когда он был на полпути между станциями. Подъехал автобус с туристами, ее и включили. Пока он шел, фотографировал, экскурсия закончилась, люди спустились и «канатку» снова выключили. 
Зато я им сильно горжусь, длина подъемника 1600 м, а перепад высот -550 м. И фотографии отличные принес.

Я, же оставшись в машине, неплохо провела время, читала, вязала и гостей принимала. Вот только угостить их было нечем, а жаль.

 Животные совершенно туристические. Наглые. 

 Лезут  прямо в машину. Попрошайки, но такие обаятельные


Немного покружив, по дорожкам остановились на берегу речки пообедать. И вот здесь уже я стала тянуть на себя теплые вещички. В тени, да еще и рядом с водой,  температура была -4°С.
 

Нагулялись, замерзли и повернули к дому. Еще раз остановились полюбоваться на местное граффити.
С одной стороны камня Иосиф Виссарионович, с другой — Коста Хетагуров
Вот так мы завершили сезон 2017 года. Следующий выезд с палаткой случится только через полгода. 

Осетинское хюгге. Продолжение.


Поездка 04.11.2017

Прогулка у нас была недолгая, всего пара выходных, а впечатлений и воспоминаний оказалось довольно много. Продолжу, пожалуй.


В нескольких километрах от селения Верхний Фиагдон есть еще одно место, фотографии которого пленили меня еще лет десять тому назад.

 Это Даргавс «Городок мертвых».

 Существуют разные легенды возникновения вот таких наземных захоронений, начиная: «Все беды от женщин». Якобы появилась неземная красавица в тех местах, и мужчины передрались между собой из- за ее благосклонности, а вот женщины, чтобы не создавать лишней конкуренции, объявили ее ведьмой. Народ собрался и быстренько даму убил, ну чтоб неповадно было родиться красивой такой. Одно плохо, после этого настигла осетин кара в виде чумы (эпидемия конца 18, начала 19 веков). А тела земля не принимала, вот и пришлось строить для мертвых дома.

И заканчивая другими версиями, более приземленными, но на мой взгляд, гораздо реалистичными. Прочесть можно здесь.



 То ли ностальгия по советским временам, то ли что другое, но портреты на скалах, памятники и бюсты вождей прошлого в Осетии встречаются довольно часто. А вот забор, увидели впервые.

Снова возвращаемся в Фиагдон, чтобы посмотреть вживую на каменные крепости, виденные по телевизору, в каком-то научно-популярном фильме.

 Нет-нет, дорога к крепости совершенно несложная, а это чудо стоит тут в качестве арт-объекта. Его все туристы снимают.

 Скальная(пещерная) крепость Дзивгис. Построенная в XIII -XVI веках. Триста лет или пятьсот, это было так давно, что разницы никто не различает. Это я к тому что археология, как и история занимается больше идеологией чем датировкой никому не нужных крепостей. Такая досада берет!

Ведь уникальное же сооружение. Много легенд опять же есть. Крепость так изумительно вписана в ландшафт, что почти сливается со скалой и становится невидимкой. Говорят там могло находиться до сотни воинов, которые по деревянным лестницам перебирались из одной ее части в другую и выдержали полугодовую осаду вражеского войска. Говорят есть выход из нее, в какой-то лаз запускали кошку и поймали ее уже в соседнем Алагирском ущелье. Бедолага! Жить захочешь и из скальной крепости выберешься.

 Здесь хорошо заметно, что крепость состоит из четырех, не связанных друг с другом укреплений. Легенда с лестницей хороша — воспевает ловкость и смелость воинов, но как оно было на самом деле никто не знает. Опять же осада, ну сколько можно продержаться без воды? А где было мирное население, пока воины сидели в крепости?
Может все было не так и эти укрепления служили как убежища для женщин, детей и стариков, а защитники сражались внизу, обороняя подходы к крепости.

Если приглядеться, можно заметить желтенькую футболочку. Это Ваня изображает воина, наверное.  Лестниц у нас с собой не было, поэтому дальше мы не полезли, а решили пока не стемнело осмотреть еще одно туристическое шоу. Каньон Кадаргаван.

 В это время года в горных реках очень низкий уровень воды, потому картина не впечатляет. В паводок, здесь все гораздо грандиознее.


Вдоль  берега Фиагдона, для туристов проложена «Тропа чудес» с бетонными мостиками и зоопарком. Мы туда не пошли. Я уже давно не хожу по зоопаркам в России. После Скандинавии, где  животные гуляют в громадных вольерах, с водоемами, скалами, соснами, смотреть на тесные клетки, невыносимо.
Насыщенный впечатлениями, короткий осенний день подходил к концу и мы снова озаботились поисками места для ночлега. Покружили достаточно много и по Куратинскому ущелью и Даргавс заглянули, но ничего подходящего не приметили. Вот и вернулись, к месту вчерашнего ночлега. Все-таки эта грунтовка показалась нам перспективной. Думали, заберемся повыше, там и переночуем. Дорога же полагала иначе, все кружила и кружила, набирая высоту.  Она, кстати, оказалась довольно оживленной, и строительная техника, и легковушки часто встречались нам на пути. На высоте около двух тысяч метров стали появляться сосны, но стать и там было негде. Наконец, перевал и нам открылась захватывающая дух картина. Белоснежные вершины гор, розоватые от заходящего солнца облака и такой простор!
Жаль только, что совсем недавно там был пожар. Резко пахло гарью, земля присыпана слоем пепла.
 А дорога продолжала свой бег, ощутимо теряя высоту. Мы поехали дальше,  спустившись на несколько сот метров, заметили колею, уходящую куда-то влево, свернули. Оказалась она вела, к шахте и потом еще дальше к горняцкому поселку Холст.
Хорошо, что не поехали, до самого поселка, дорога там петляет и тянется на много километров до Верхнего Унала. Насколько она проходима неизвестно. Так бы и кружили до утра. Усталость брала свое и мы стали на единственном ровном участке, который нашли. Это оказалось, то ли чей-то дачей, то ли летним пастбищем. Небольшой домик и лужайка, забора нет. Было ужасно неловко, ну как будто ночуешь в чужом дворе без спроса. Костер разводить не стали, вели себя скромно. Рано утром нас разбудил гул мотора громадного экскаватора, крутившегося неподалеку. Несмотря на выходные дни, дорожники работали, что-то там выравнивая и улучшая.
А мы отправились дальше. Тут снова хочется написать о доброжелательном отношении осетин к туристам. Или мир стал таким, что отзывчивость, вежливость, любезность встречается настолько редко, что ты дорожишь таким к себе отношением.  
Дороги в горах, сходятся, расходятся, ветвятся, заворачиваются спиралью, так что зачастую ты едешь по направлению, а не по четко проложенному маршруту. Так получилось и на этот раз. Выбрав одну из дорог, ведущую в сторону Алагирского ущелья, мы двинулись дальше. Вскоре нас догнала машина дорожной службы, молодые ребята, сидевшие в ней, предупредили, что здесь не проехать: ночью случился оползень, техника только выехала туда и когда расчистят неизвестно. Поблагодарив, мы перебрались на другую грунтовку, ту вдоль которой тянулась траншея и рядом с ней возлежала газовая труба. Через десяток километров добрались до скопления техники и рабочих. Жаль я не сделала фото. Грузовики, какие-то манипуляторы, грейдер и все это на узенькой дорожке, где встречные машины едва разъезжаются. Я конечно утрирую, но там и вправду было тесновато. Когда мы подъехали, экскаватор старательно долбил скалу, удобно устроившись поперек дороги, остальные внимательно за ним наблюдали. Ну все, думаем, здесь мы застряли надолго. Ан нет, не прошло и четверти часа, как нам любезно уступили дорогу, раздвинув по обочинам  все машины и механизмы. Я пребывала в ступоре, как так, бросив свою работу, уступили нам проезд, они ведь потеряют не меньше получаса, пока на этой «тропинке» развернутся и снова станут так, чтобы можно было продолжить долбить камни и рыть канаву. 
А вот это поляна нас просто очаровала, жаль что в темноте мы ее не заметили и пришлось ночевать в месте, совершенно нам не подходящем.
Такого в России я нигде не видела, а посмотрела уже достаточно много. Не знаю с чем это связано, то ли с чувством прекрасного, то ли с традиционными верованиями осетин, неважно. Важно, то что люди берегут красоту, доставшуюся от предков. Умеют сочетать свою любовь к общению, застольям, родичам, да как угодно это можно назвать и почитание окружающей красоты.


 Там виднеется поселок Холст.

 Туча, неспешно вползающая в Алагирское ущелье, спустя несколько часов мы, въедем в нее и на всю обратную дорогу попрощаемся с хорошей погодой.


Меня чрезвычайно заинтересовали вот такие места. Много информации найти не удалось, но если вкратце, то скорее всего, они обязаны своим появлением тесному переплетению христианства и традиционных осетинских верований пришедших из глубины веков.

Выдержка из книги Темирханова Сослана Гавриловича «Народная религия осетин».
«Хотя осетины официально числятся христианами и мусульманами, они до сих пор держатся религии своих предков, согласно которой верят в Единого Бога, Творца Мира, в существование души и загробного мира, и в мир духов, подчиненных Богу.
Эта религия осетин не знает ни храмов, ни идолов, ни священнического сословия, ни священных книг. Взамен священных книг она имеет мифологию, полную безыскусственной поэзии…
Взамен искусственного храма ей служит храмом Вселенная, прекрасная и необъятная, призывающая человека ввысь к прекрасному и бесконечному. Вот почему осетины совершают свои религиозные празднества на лоне природы, на горе или в роще, под открытым небом.
Взамен священника выступает старейший семьи или рода, собрания или общества. Он не является носителем каких-либо таинств, не называет себя посредником между Богом и людьми, а лишь является выразителем общих чувств и верований…»

Такое вот замечательное переплетение «Каин и Авель» и рядом Уастырджи если я не ошиблась

С глубокой древности в нарском эпосе воспевался Уастырджи могучий воин на белом трехногом коне, посредник между богами и людьми, покровитель мужчин, воинов, путников, независимо от их вероисповедания. С приходом христианства образ трансформировался в образ Святого Георгия, как идеального воина. Не хочу глубоко вдаваться в различия между этими божественными сущностями, это удел теологов, они наверняка есть. Для меня это неважно. Важно другое сосуществование и взаимопроникновение религий и верований. Никакой вражды, никакого противостояния. 
Осталось рассказать еще о нескольких поселениях, нечасто упоминаемых среди достопримечательностей Северной Осетии. Это Цамад и Дагом.

 Считается, что Цамад, одно из древнейших поселений в этих местах, века так это с XIII.


 К  веку XIX оно достигло своего рассвета и насчитывало около 500 жителей, для горных районов весьма достойная цифра. Жители занимались террасным земледелием и скотоводством.

 На подъездах к селению мы наткнулись на могильники, совершенно непохожие на те что видели раньше.

 А место какое красивое!


 Зато информации ноль. Пишут так: вид объекта-памятник регионального значения;
сведения о дате создания- средние века. Все!

 Ну и ладно, зато я в очередной раз решила, что здесь мне хотелось бы жить.

Рядышком и другое селение Дагом. Тоже очень древнее и забытое. Хотя может именно это и позволило ему сохраниться. 

«Древнее святилище Уастырджи, которое представляло собой небольшую часовню, построенную на вершине огромного отдельно стояще-
го камня. По мнению специалистов, данное святилище носило чисто
военный характер: после проведенного возле него пиршества, отсюда
отправлялись в поход отряды воинов.» Может быть это об этом камне  пишут.

 И самое интересное, еще одна скальная крепость. Я не нашла никакой информации о ней, может позже попадется, тогда допишу. Пока только фото. 

 А на выезде из Алагирского ущелья мы повстречали еще одного Уастырджи.

 На этом не закончилось наше знакомство с республикой Северная Осетия-Алания.
Мы еще не все посмотрели!

Осетинское хюгге.

Поездка 04.11.2017

Как ни старалась я придать своему блогу хоть какое-то подобие дневника, увы, мне это не удалось. Жизнь бежит вперед, даря новые впечатления, затягивая туманной дымкой, прошлые восторги. Сколько раз я хотела бросить свои непутевые заметки, но снова и снова возвращалась к этим записям. Без них мне стало сложно запомнить все то, что радовало меня совсем недавно, а потом забылось и потускнело в череде ежедневных хлопот и забот.
Почти полгода прошло с поездки в Северную Осетию и я стала терять то чувство безмятежности и покоя, которое я там ощутила. И название сегодняшнего поста сейчас кажется нарочитым и неуместным, а тогда…


Несколько выходных дней в начале ноября прошлого года, показались нам вполне себе подходящим временем, чтобы отправиться в горную Осетию. И отправились.

Второй завтрак, устраивали уже на подъездах к Пятигорску. С одной стороны, насладились сияющим Эльбрусом, с другой — набрались сил перед тяжелым испытанием, которое дается всем проезжающим через рынок «Людмила». Это детище «Челночников Перестройки» и в эпоху сетевых гипер-пупер торговых центров вполне неплохо себя чувствует. Покружив между магазинчиков и кафешек, вырвались на простор трассы Е 50 и через три часа с небольшим были бы уже в Фиагдоне, куда стремилась моя душа уже несколько лет. Но, как всегда, но… То ли я дрогнувшей рукой забила в навигатор не то что нужно, то ли «шайтан» машина решила покуражиться, но в результате мы, поплутав по Владикавказу, в поисках памятника Георгию Победоносцу, очутились где-то за Тереком. Если коротко, то возвращаться пришлось довольно далеко.  Тем не менее в Верхний Фиагдон, бывший горняцкий поселок, в Куратинском ущелье Осетии, попали еще засветло. Задумка была такая, на склоне горы Кариу-хох, что возвышается над левым берегом реки Фиагдон, есть старинное поселение, сейчас уже не жилое. Вот рядом с ним мы и хотели переночевать.

Многообещающе выглядит,правда? Заброшенный аул, отличное место для ночевки. Там легко спрятать маленькую палаточку и в туристическом месте она никого не удивит.Таких фотографий в сети видимо-невидимо. И нигде даже не упоминается, что к сему музею под открытым небом вплотную примыкает элитный поселок с отреставрированными башнями и вот такими замечательными воротами.

Хочу отдать должное художественному вкусу осетин, все постройки, особенно последних лет выглядят очень стильно.Однако для ночевки это место совершенно не годилось. Мы отправились дальше по ущелью. Пока не уперлись в пограничную заставу. Ну что сказать, мест для стоянок с палаткой в Куратинском ущелье нет, по крайне мере таких, которые легко отыскать. Уже начало темнеть и мы от безысходности решили свернуть на одну из грунтовок, крутым серпантином поднимающуюся вверх. Уже дома, по возвращении, я попыталась понять где же нас носило, постараться запомнить новые и непривычные (пока) для слуха осетинские названия.

Так вот из села Харисджин  идет отличная дорога в Верхний Унал. Конечно, тогда мы о ней имели довольно смутные представления. Во-первых, судя по карте дорога должна там быть. Во-вторых, Ваня что-то о ней слышал. В третьих,  пограничники в разговоре с нами упомянули, что таки — да, есть, но нужно быть осторожными, может внезапно застигнуть непогода и тогда последствия непредсказуемы. Все вместе, включая безлунную ночь, да вырытую вдоль дороги траншею для укладки газопровода и пластиковую трубу, для него же ( в темноте сильно смахивающую на гигантскую анаконду), добавила острых ноток в наше путешествие. Долго ли мы там кружили в поисках, подходящего места для ночевки, уже не помню. Местность, как нам в темноте показалось совершенно негостеприимная. Везде каменисто, ветрено, торчат сухие будылки сорняков и колючек.  Пришлось спуститься ниже и стать на небольшой строительной площадке прямо над Харисджином.

Стоянка оказалась не так уж и плоха. Рабочие там давно не появлялись, от дороги мы были отгорожены недостроенным забором, мусора не было. Ну а то, что не на травке и вблизи от жилья, ну так на новой для нас территории это не удивительно. Если вспомнить, где мы только не разбивали лагерь! Ваня, конечно, был разочарован, он ожидал большего. Тем не менее мясо было пожарено, и съедено, а поскольку спать не хотелось, мы забрались в машину, спасаясь от несильного, но очень свежего ветерка. И так неспешно,  со вкусом, принялись баловать себя коктейлями. Надо сказать, что мы в этом далеко непрофессионалы. Обычно, немного пива или бутылка вина, чтобы посидеть возле костра, нам достаточно. Но в этот раз муж сказал, что на улице холодно и мы будем греться. Достал бутылку водки, которую мы возим с собой, на всякий случай, в качестве «жидкой валюты», два вида сока и соорудил незамысловатый напиток. И что вы думаете, мы выдули всю бутылку. Нет, я еще в студенческие времена, экспериментальным путем выяснила, что спиртное в горах работает по-другому. Но не настолько же!  Спать легли совершенно трезвыми, да и утро встретили отличным самочувствием. Погода радовала, неизведанное манило. Мы не стали долго копаться: завтрак, кофе и в дорогу.

Теперь при свете дня, никуда не торопясь, мы внимательно осматривали все интересное, что встречалось нам на пути.

Я всегда поражаюсь этим отчаянным «горцам». Как можно было туда забраться?!
 Когда-то давно, мы пытались подняться по крутому горному склону, пыхтели, стонали, цеплялись руками за траву, ползли на четвереньках. И вот  гордые собой стоим на вершине, как вдруг из кустов вылезла корова, которая преодолела этот склон, даже не заметив его. Как всегда, лирическое отступление. Возвращаюсь к достопримечательностям.

Аланский Свято-Успенский мужской монастырь. В средневековье здесь находилось фамильное поселение одного из осетинских родов. В 17-18 веках были построены две сторожевые башни, которые строители монастыря очень успешно вписали в архитектурный ансамбль. Они служат колокольнями. Мало где тратят столько сил и средств на подобную стилизацию. У осетин как мне кажется врожденное чувство прекрасного. Только в Осетии я увидела лавочки, столики, беседки, где можно просто посидеть и полюбоваться окрестностями. Рядом с местом нашей ночевки под деревом тоже стояла скамейка. К ней вела едва различимая тропинка. Сразу становиться понятно, что человек сделал это для того что бы приходить сюда и любоваться рекой, горами, башнями, своим ДОМОМ.
Продолжаю: вернулись к заброшенному селению Цмити, где накануне вечером хотели переночевать. Молва повествует, что основано оно где-то веке в 14, военачальником последнего аланского царя. На мой взгляд очень, поэтично. А место какое!

Иногда, кажется, что в древности люди не всегда выбирали места для жилья только из стратегических соображений.

А если уж выбрали, то нужно и защищать, что бы другой ценитель прекрастного не отобрал.

В таких местах, во мне просыпается исследователь.

Куда-нибудь забраться, посмотреть, попробовать на вкус и запах.


Еще немного башен, не такие как в Ингушетии, но тоже очень хороши.





А вот склепы очень похожи на ингушские.
Вдоволь побродив по руинам, отправились к маленькому святилищу, которое заприметили еще с вечера.

 К нему ведет плотно утрамбованная грунтовка, не представляющая никакой сложности.
Но мы же можем найти приключений на свою… машину. Но об этом пусть рассказывает мужчина. А я лучше поговорю о святилище.

 Называется оно «Тхосты дзуар». Мне, как и любому человеку, учившему в институте научный атеизм, абсолютно ничего не известно о верованиях осетин, особенно о тех, которые идут из глубокой древности, каким-то причудливым образом переплетаясь с христианством.
Думаю, со временем я разберусь, хотя бы в основах. А пока только общая информация с трудом нарытая в сети. Святилище возведено практически заново на месте древнего сооружения, окончательно разрушенного в конце пятидесятых годов прошлого века. Восстанавливали его энтузиасты за счет собственных средств, а мастера работали бесплатно.»Это древнее святилище кобанского периода, эпохи бронзы» — говорит один из реставраторов святилища Славик Джанаев.

Ну а дальше, Ванин рассказ о невнимательности вызванной красотами, нас окружавшими и об отзывчивости  осетин:
«Напоследок, перед тем как покинуть Цимити, делаем пару кадров заснеженных гор прямо из окна машины, и начинаем спуск. Не успев, толком тронутся, чувствую что –то пошло не так: пространство искривилось, земля наклонилась, а движение прекратилось. С трудом, откинув  люк  дверь вверх, выбрался на манер танкиста наружу. Так и есть, правой стороной, машина провалилась в глубооокую промоину, перед которой я остановился, а потом, забыл напрочь. На этом не успокоившись, включаю все что включается, блокирую все что блокируется, и проехав вперед еще сантиметров тридцать, окончательно закрепляю результат.  Машина, повиснув на твердом гребне, весело вращает всеми колесами, — правыми в жиже, заполнившей яму, а левыми, в воздухе. Пришло время доставать лопату. Немного покапал, попытался подложить в грязь камни, выяснил, что их там и так достаточно. Вспомнил о купленном недавно новеньком хайджеке. Нет, безусловно, в гараже ему будет спокойнее, там он дольше сохранит великолепную, блестящую красную краску. Значит, остается штатный домкрат, благо он всегда с собой. Манипуляции с ним, привели к еще большему крену, появилась опасность опрокидывания. На этом, варианты самостоятельного спасения закончились, и я пошел «за трактором». Вот ведь оно, село, как на ладони, нужно только немного спуститься вниз, а там вон Камазы возят из реки гравий, во дворах стоят могучие джипы, и вообще мы ведь в горной республике, где снуют туристы на внедорожниках и местные на Уазах. Так успокаивал себя я, ковыляя вниз по совсем не осенней жаре. 
Однако, к домам, до которых по прямой было рукой подать, пришлось идти вниз по  серпантину добрых полчаса, и оказались они дачами «новых осетин», во дворах которых, действительно стояли большие пафосные внедорожники, вряд ли когда-либо покидавшие ту самую дорогу. Самосвалы, возившиеся в русле реки, внезапно куда-то пропали, а по дороге, мимо меня проезжали исключительно легковушки. По ней я и побрел в сторону села. Наконец, во дворе магазина-кафе, попался настоящий уазик, на ходу, и даже хозяин был, но вот незадача, ждал гостей с минуты на минуту.  Пройдя ещё много-много закрытых ворот, приметил пару мужичков, попивающих в глубине двора что-то освежающее. На мой вопрос, нет ли у уважаемых донов возможности вызволить меня из единственной в ихних краях ямы, ответили, что нет проблем, и прихватив еще одного товарища, велели садиться в видавший виды Мерседес, когда-то представительского класса. На мое робкое замечание, что эта машина вряд ли решит проблему, а ещё, мы просто не доедем на ней до места бедствия, ответили, что все, мол решим,  главное чтобы у меня была лопата. И мы помчались. Сначала по асфальту, затем также лихо по грейдеру  в гору, периодически чиркая днищем о камни. Мерседес оказался молодцом, его водитель тоже, и через пять минут мы высаживались у погрустневшего Барсика.
Спасательная операция началась незамедлительно: один достопочтенный дон, деловито плюхнулся в грязь, оценивая шансы на освобождение переднего колеса, другой отобрал у меня лопату и начал рыть у заднего. Рыл упорно, пока не извлек огромную каменюку размером с … эээ,  ну раз мы в горах, пусть будет с лошадиную голову.  После чего всей оравой повисли на силовом бампере, придавив висящее колесо к земле, и я выехал с первой попытки! Счастливое освобождение мы тут же отметили, выпив по бутылочке пива, после чего расстались, довольные друг другом».
Продолжение следует…